Интервью,  Обзор

Книги-события в детской литературе-2016. Выбор экспертов

Подводя книжные итоги года, я попросила четверых экспертов – литературных обозревателей Евгению Шафферт и Наталью Кочеткову, главного редактора «Библиогида» Алексея Копейкина и главного библиотекаря ЦГДБ им. Гайдара Татьяну Рудишину назвать 3 книги-события в детской литературе уходящего года.

Выбор Евгении Шафферт

Евгения Шафферт – литературный обозреватель, сотрудничает с журналом «Домашний очаг», колумнист сайтов «Картинки и разговоры», «Лабиринт», эксперт конкурса «Книгуру».

Трудно говорить о книгах-событиях при том плачевном уровне дискуссий по поводу детской литературы в профессиональном и читательском сообществах. Нет никакого труда указать на книгу-событие в литературе взрослой: в последние две недели только ленивый не пишет про роман Янагихары «Маленькая жизнь». Чуть раньше все наперебой говорили о новой книге Барнса, а потом грянула «Большая книга», и каждый счел своим долгом взяться за чтение романа Леонида Юзефовича. Так и получается книга-событие – когда вокруг книги-шедевра ведется много споров и разговоров. Чаще всего спорят: а правда ли это шедевр?

Детской литературе остается только мечтать о подобном уровне интереса широкой читающей общественности. Как бы мне хотелось, чтобы книгами-событиями этого года стали повести Нины Дашевской «Я не тормоз», Эдуарда Веркина «ЧЯП» и Евгении Басовой «Подросток Ашим»! Именно эти три текста кажутся мне самыми талантливыми и примечательными подростковыми книгами прошлого года, и не только с точки зрения проблематики, стилистики и новизны. Они невероятно актуальны и показывают нам нового героя подростковой книги, того самого, которого все ищут уже много лет. Стали ли они событиями? Нет, не стали, никто о них толком не поговорил.

Пожалуй, к уровню не просто талантливой книги (или даже книги-шедевра), но и книги-события, приблизились два текста.

Первый – это «Абсолютно необитаемые» Аи эН, спин-офф цикла «Мутангелы», выходивший частями в третьем и четвертом томе («Мутангелы. Уровень Альфа» и «Мутангелы. Уровень Фи»).

Эта фантастическая повесть стала лауреатом крупнейшей федеральной премии в области детской и юношеской литературы, члены подросткового жюри «Книгуру» присудили ей первое место. Вообще весь цикл «Мутангелы» удивляет новизной и смелостью. Это может быть первый широко известный цикл российского автора в жанре научного фэнтези. Мир и герои цикла ни на что и ни на кого не похожи. Книги предлагают читателю не только совершенно новую физику, но и новую этику, она не отрицает разумное, доброе и вечное прошлых лет, но весьма существенно его корректирует. Это как минимум повод для дискуссии, но мне кажется, что и без всяких дискуссий «Мутангелы» подспудно меняют наш с вами мир.

Помимо нового содержания, автор «Мутангелов» не устает удивлять новыми формами. Например, одна из частей цикла – «Спасите Ивори, спасите Ивори Тийер» – создана Аей Эн в соавторстве с читателями, фанатами цикла. Это своего рода «фанфик в законе», который кстати тоже скоро будет издан.

Второй текст этого года, на который широкая общественность обратила внимание, предсказуемо связан с именем одного из лучших и самых смелых наших редакторов Ильи Бернштейна. Речь идет, конечно, о комментированном переиздании цикла Юрия Коваля «Три повести о Васе Куролесове».

Бернштейн собрал все три повести под одной обложкой, снабдил их историко-культурным комментарием, собственным, а также двух профессоров-филологов – Романа Лейбова и Олега Лекманова. Может быть, подобное издание – это не только переосмысление и новый уровень понимания трилогии, создававшейся на протяжении двадцати лет, но и вывод ее за пределы детской литературы и детского чтения (хотя чаще всего происходит наоборот, взрослая книга со временем становится детской). Пока же новое издание раскупают с удивительной скоростью, несмотря на то, что книжка не продается в крупнейших интернет-магазинах страны.

Выбор Натальи Кочетковой

Наталья Кочеткова — литературный обозревать, специальный корреспондент сайта «Lenta.ru», автор и ведущая программы «Книжкин дом» на Детском радио.

Книги Марии Грипе уже выходили на русском языке и в 1970-е, и в 1980-е, и в середине 2000-х, но сейчас мы открываем этого автора заново. И Мария Грипе, безусловно, этого заслуживает – ее тексты глубокие и сложные. Это по-настоящему серьезное чтение. «Сесилия Агнес. Странная история» переиздана в прежнем потрясающем переводе Нины Федоровой, но, что важно, отредактирована заново, потому что тексты имеют обыкновение немного устаревать.

Это мистическая история для старших подростков, которая затрагивает тему ответственности молодого взрослого перед жизнью. Подросток может быть умен и талантлив, но у него еще нет такого опыта жизни и самосохранения, как у людей постарше. Книга о девушке, которая будучи талантливой и тонкой натурой, не смогла выдержать жесткости жизни и погибла. Но ее история помогла второй главной героине найти себя, и в этом смысле «Сесилия Агнес» — необычайно важный текст.

Вторая книга, о которой я не могу не сказать, это «Простодурсен» Руне Белсвика. Мы уже читали зимние истории о жителях Приречной страны — Простодурсене, Ковригсене, Сдобсене, Утенке, Октаве, Пронырсене, а в этом году вышла летняя книга.

Руне Белсвик продолжает традиции Астрид Линдгрен, он говорит с детьми не то чтобы на равных, но понимает их. Это универсальная объединяющая книга, которая будет интересна и детям и взрослым, что в детской литературе страшная редкость. Нет ничего тоскливее для взрослого, чем читать «засахаренные» истории про пчелок на полянке и прочее в таком духе. Книга примечательна тем, что непонятно: ее герои — это все-таки взрослые или дети? Все истории, которые с ними происходят — про дружбу, предательство, одиночество, желание понять устройство мира, мелкие конфликты, которые приводят к катастрофическим последствиям и, наоборот, катастрофические происшествия, которые внезапно разрешаются очень легко, — все эти притчевые истории одинаково понимаются и взрослыми и детьми.

Благодаря переводу Ольги Дробот, «Простодурсен» — абсолютный шедевр с точки зрения языка. Несмотря на большой объем текста, каждая страница выполнена так, словно это двустрочное стихотворение в прозе. Если Руне Белсвику в России суждено войти в «золотую коллекцию», то, безусловно, трудами Ольги Дробот.

«История старой квартиры», Александра Литвина, Александра Десницкая. Конечно, рассказ о мировой истории через историю вещей — тема не новая. Все мы помним книгу «Старый дом» с иллюстрациями Роберто Инноченти, в которой дом становится свидетелем всего XX века — двух мировых войн и смены нескольких поколений одной семьи.

В 2010 году вышла прекрасная книга Аси Кравченко «Сказки старого дома». Девочка в сопровождении домового открывает для себя тайны старой квартиры и семейной истории.

Но чтобы на примере старой советской квартиры рассказали об истории России XX века — такого еще не было. Кроме того, здесь важно исполнение. Автор и редактор Александра Литвина привыкла иметь дело с историей, она хорошо чувствует, что главное, как расставить акценты и показать, как малая история вплетается в историю большую.

Художник Анна Десницкая тоже не впервые работает с книгой по истории. Она поклонница сложной техники иллюстрации. Например, «Два трамвая» Мандельштама она проиллюстрировала фотоколлажами, а в книге «Инопланетяне у египтян» герои были нарисованы, вырезаны и наложены на другой фон. Это во всех смыслах многомерная история, где все пласты важны. Но что есть история, как не то самый палимпсест — когда один пласт покрывает другой? «История старой квартиры» — как раз тот случай, когда авторам удалось показать все пласты и объяснить, из каких тонких материй складывается история.

Выбор Алексея Копейкина

Алексей Копейкин — заведующий отделом рекомендательной библиографии Российской государственной детской библиотеки, главный редактор сайта «Библиогид», обладатель премии «Ревизор» в номинации «Журналист года-2016», эксперт литературных премий.

Беря в руки это издание «Калевалы», я ощущаю тепло, которым измеряется количество вложенной в книгу любви и труда. Художница Тамара Юфа пятьдесят лет рисовала станковые композиции по мотивам «Калевалы» — не для книги, просто когда она приехала в Карелию, то почувствовала, что это ее край, ее люди, прониклась их эпосом.

К тексту «Калевалы» обращались многие крупные художники — Алиса Порет, Валентин Курдов, Мюд Мечёв. Но Тамара Юфа посмотрела на легендарные события по-новому — с женской точки зрения. Получилось лирическое осмысление эпоса через женскую судьбу.

Я отмечаю эту книгу еще и потому, что вижу усилия художественного редактора Валерии Беляевой, которая собрала воедино колоссальный, но разрозненный материал и сделала из него цельную книгу. С одной стороны это альбом, с другой — полный поэтический перевод «Калевалы» Леонида Бельского, который по неизвестным причинам долго не переиздавался.

Когда я открываю эту книгу, я могу обо всем забыть. Я в таких случаях всегда вспоминаю слова художника Виктора Пивоварова: «Книга должна быть такой, чтобы в нее можно было войти». В эту книгу можно войти и долго-долго там бродить.

Рассказы из книги «В честь короля» уже публиковались, но в оформлении Вероники Гараниной истории Гиваргизова получают дополнительное измерение — мы понимаем, что в них важен не только юмор или неожиданный взгляд на вещи, в них есть и лиризм. Иллюстрации очень необычные. Техника вышивки с аппликацией завораживает и создает особый домашний мир.

От количества любви, вложенной в работу, зависит отклик читателя. Эта книга не обязательно понравится всем, да и не бывает таких книг, чтобы всем нравились. Но степень воздействия этой книги на читателей, которые смогут настроиться на ее волну, воспринимать текст и иллюстрации как единое целое, может быть очень сильной. Думаю, мне бы эта книга в детстве многое дала для моей внутренней жизни. Я чувствую с ней внутреннее родство.

Во многом автобиографическая повесть Бориса Ряховского «Отрочество архитектора Найденова» рассказывает о послевоенной жизни в Актюбинске и страстном увлечении голубятничеством.

Повесть была впервые напечатана в «Новом мире» в 1978 году, а в 1986 по ней был снят фильм «Чужая белая и рябой». Но, как ни странно, отдельной книгой она выходит впервые — редактор Илья Бернштейн включил ее в свою историческую серию «Как это было». Как и все книги серии, повесть дополнена комментариями — об эпохе, феномене городского голубятничества 50-х годов, о непростой судьбе автора.

Книга, безусловно, свидетельство времени, но современному подростку она тоже будет интересна — он прочтет ее как историю взросления в «экзотических» для него обстоятельствах. Ряховского отличает умение запомнить главное и воспроизвести это со всеми деталями, которые делают повествование живым. Он один из немногих писателей, у которых есть свой яркий стиль: читаешь и понимаешь, что это ни на кого не похоже.

Выбор Татьяны Рудишиной

Татьяна Рудишина – главный библиотекарь ЦГДБ им. Гайдара, редактор журнала «Библиотека в школе», составитель ежегодного каталога «100 лучших новых книг для детей и подростков», эксперт литературных конкурсов.

Книга-событие – это очень сильная формулировка. Это или что-то принципиально новое, или то, чего ты сильно ждешь, или что-то такое, что заставляет тебя сказать: «Мой мир уже не будет таким, каким был до появления этой книги». Для меня в этом году были, скорее, тексты-события — финал конкурса «Книгуру», тексты фестиваля «Молодые писатели вокруг ДЕТГИЗа».

Что до трех книг, то назову «Три повести о Васе Куролесове» Юрия Коваля — за комментарии, «встроенность» в эпоху, культуру издания.

«На другом берегу утра. Бестиарий Святого Фомы» Дарьи Вильке — за доверие читателю, расширение границ детской литературы, иллюстрации Ани Леоновой.

«История старой квартиры» Анны Литвиной и Анны Десницкой — за развитие темы история семьи — история страны, за «свой путь» в рисованных историях.

Была книга, на основе которой нам удалось сделать выставку-событие. Речь идет о «Чашке по-английски» художника Евгения Антоненкова.