Интервью

О чем дети спрашивают писателей

Дети задают удивительные вопросы — одни могут рассмешить, другие заставят крепко задуматься. Я попросила 10 детских писателей вспомнить самые неожиданные, смешные, интересные вопросы, которые им задавали дети.

Стас Востоков
автор книг «Криволапыч», «Кум Королю», «Я бы так не смог» и других

Честно говоря, я вопросы не запоминаю. Могу только сказать, что на многих встречах первым и последним задают одинаковые вопросы. Первый: когда вы начали писать, а последний, когда уже встреча заканчивается: как вас зовут? Как вы понимаете, последний вопрос особенно приятен. Но он легко объясним. Когда дети организованно идут на мероприятие, они и относятся к нему, как к мероприятию и объявленную в начале фамилию автора, разумеется, не запоминают (кому это надо? Они думают, как быстрее уйти домой). А потом выясняется, что автор-то интересный, книги надо почитать, а фамилию они прослушали!

Евгения Пастернак
в соавторстве с Андреем Жвалевским написала «Время всегда хорошее», «Открытый финал», «Я хочу в школу!» и другие книги

Вопросов всегда много, бывают очень умные, бывают традиционные, бывают смешные. Но запоминаются всегда самые неожиданные. Например, в самом начале встречи в Выборге, когда все еще стесняются, встает девочка и спрашивает:
Что для вас любовь?
И сразу планка вопросов задана.

Иногда вопрос застает нас врасплох. Однажды вбегаем на встречу (опоздали не по своей вине) и сразу получаем вопрос ребром:

Почему в ваших книгах все всегда хорошо заканчивается?
А мы еще не перестроились, внутренне бежим. Андрей Жвалевский и ляпает:
— Потому что по жизни мы… жизнерадостные идиоты!
Что делать, если слово «оптимисты» временно выпало из головы?

Бывают вопросы, на которые мы действительно не можем ответить. Например:
― В «Правдивой истории Деда Мороза» говорится, что птерки и охли существуют благодаря мысли Деда Мороза. Потом сказано, что охли и птерки придумали Деда Мороза. Кто появился первым?
И еще про них же, от второклассницы:
— Птерки — мальчики, охли — девочки… А как они размножаются?
Разводим руками…

Бывают смешные моменты, когда дети пытаются задавать нам вопросы, которые им задают в школе.

В чем главный смысл всех ваших книг?
Мы, в ответ, естественно, «троллим».
― Нет в них смысла! ― отвечает Андрей.
Следующий вопрос из зала:
― А когда к вам приходит ваше бессмысленное вдохновение?

Или спрашивают, косясь на учительницу:
А как вы используете метафоры и эпитеты?
И мы, глядя учителю в глаза, отвечаем:
— А мы понятия не имеем, что это такое!
Неудивительно, что сами учителя в ходе таких встреч норовят задать риторический вопрос:
— Вот вы уедете, а я остаюсь. И как им теперь рассказывать про авторский замысел?

Но самое веселье с маленькими, вот уж с кем не соскучишься, так это с начальной школой. Четвертый класс.
Сколько вам лет?
Честно отвечаем. Одному на тот момент было 47, другому — 42. Повисает пауза, для них это возраст мамонтов.
Следующий вопрос:
И как вы оценивайте итоги прожитой жизни?

​Ну и еще из запомнившегося, хоть это были и не вопросы.
В библиотеке под Минском, где книг наших нет, имен наших никто знать не знает, предложили:
— А давайте поговорим не о книгах… о чем-нибудь другом. О лесе!
Шестиклассник из Кировска рассказал нам, что наши книги – это крестражи, в которые мы вкладываем часть себя. И это позволит нам жить вечно.
А девочка из Оленегорска с чувством сказала:
― Хорошо, что вы живые, а то у меня полная библиотека мертвых писателей.

Ольга Колпакова
автор книг «Дома мира», «Принцесса, которая совсем не принцесса», «Луч широкой стороной» и других

Однажды на встрече, в год, когда везде обсуждали книгу “Код да Винчи” один из читателей младше-среднего возраста спросил у меня:
А это вы написали “Код да Винчи”?
— Нет, – призналась я и продолжила отвечать на следующие вопросы.
Через некоторое время этот же человечек тянет руку и задает новый вопрос:
— А почему не вы написали “Код да Винчи”?
Это, пожалуй, один из самых смешных и надолго запомнившихся вопросов. Хотя что смешного в том, что не я написала бестселлер? (Смеется)

Наталия Волкова
автор книг «Профессии старой России», «У меня есть тайный остров», «Первоклассные стихи» и других

Самые интересные вопросы, заданные детьми, наверное, так или иначе касаются ремесла.
Например, недавно в калининградской области мальчик спросил:
А что вы делаете, если вам не нравится то, что вы написали?
По-моему, очень животрепещущий вопрос. Ответила, что откладываю на время, потом возвращаюсь, показываю друзьям-писателям, и если по-прежнему не нравится, то нещадно выбрасываю.

А обижали ли вас критики?
Если человек критикует аргументированно, критикует не автора, а именно текст, даже если я с ним не согласна, я обязательно прислушаюсь и задумаюсь. И очень много случаев, когда я что-то меняла в тексте после критики. А вот когда критик переходит на личности или критикует, даже не прочитав (бывает и такое), то лучше такую критику пропустить мимо ушей. Хотя, и обидно, да.

Есть вопросы, которые задают обязательно на каждой встрече:
— А откуда вы берете вдохновение?
— А сколько вам лет?
— А прочитайте самое первое стихотворение?
— А сколько вы книг написали?
— А какая книга у вас любимая?

Иногда задают очень меркантильные вопросы:
— А сколько вы зарабатываете?
— А какая у вас машина?
— А вас в ресторане кормят бесплатно?

Ну, и пожалуй, был один вопрос, тронувший меня в прямом смысле до слез. В Ярославле оказалось, что дети очень тщательно готовились к встрече, прочесали весь интернет и знали про меня все.
И вот спросили:
— Мы знаем, что вы брали интервью у британского актера Алана Рикмана, расскажите, пожалуйста, о нем.
Я их очень долго благодарила за этот вопрос, а еще за то, с каким вниманием они слушали мой рассказ о человеке, которого я очень уважаю и которому бесконечно благодарна. Здорово, когда получается диалог и можно просто поговорить о волнующем и наболевшем, а не машинально отвечать на банальные, а еще хуже подсказанные учителями вопросы.

А еще я перевела стихотворение Джулии Дональдсон «Question Time», мне кажется, как раз в тему.

Встреча с читателями
– А сколько вы книг написали?
– Вы пишете несколько лет?
– А как достаете бумагу?
– А где вы берете сюжет?

– У вас есть мозоли на пальцах?
– Болит голова или нет?
– А «Оливер Твист» – это ваше?
– А можно сейчас в туалет?

– А я поцарапал коленку!
– Я книгу про блох прочитал!
– Мой дедушка знает немецкий.
– А Герман меня щекотал!

– А сколько вам лет? Вы известны?
– Вам дали уже миллион?
– Нет-нет, я руки не тянула,
Я лишь причесалась. Пардон.

– А сколько вы пьес написали?
– А трудно все время писать?
– А вы… ой, простите, не помню,
О чем я хотел вам сказать.

– А вы на обед остаетесь?
– А вы на автобус сейчас?
– Вы сколько стихов написали?
– А будет один хоть про нас?

Алексей Олейников
автор книг «Велькино детство», «Скажи мне «Здравствуй!», серии «Дженни Далфин» и других

Удивляли вопросами:
Сколько машин у вас было?
Как зовут ваших маму и папу?
Вам во сне приходили идеи?
Во сне не приходили. Но есть такое пограничное состояние между сном и явью, когда пассивная сеть мозга начинает работать. Вот тогда бывают вспышки.

Нина Дашевская
автор книг «Я не тормоз», «Скрипка неизвестного мастера», «Вилли» и других

Один из самых частых вопросов — во сколько лет вы начали писать? И я понимаю, им хочется услышать: в их возрасте. Очень привлекательно узнать, что человек начал писать в 10 лет и действительно стал писателем. Приходится разочаровывать.

Дети постарше задают технические вопросы — на какой конкурс отправить текст, в какое издательство? Выясняется, что они сами пишут, и их интересует, как тексты можно продвигать.

Спрашивают, какой был любимый предмет в школе, хорошо ли я училась. Учителя тут же пытаются вывести из этого дидактическое: «Нина, наверное, и писала без ошибок! А вы!» Но я стараюсь таких разговоров избежать.

Самый непонятный мне вопрос: «Как к вам приходит вдохновение?». Его задают почти всегда, и я не знаю, как на него отвечать.

Есть хороший способ начать встречу, когда не знаешь толком, что говорить: гадать на книжке. Тут нужно задать вопрос не автору, а мирозданию, и оно в лице книги должно ответить. И тут одна четвероклассница, не моргнув глазом, спрашивает: «Зачем мы живем?»

Был и такой вопрос:
Зачем вообще литература для подростков? Вы же понимаете, что умные дети ( то есть «мы») давно читают взрослую литературу. А обыватели никогда ничего читать не будут, им дай бог школьную программу одолеть.

​Но спрос на подростковую литературу есть, с этим не поспоришь. А если есть читатель, значит, есть и писатель.

И мой любимый вопрос, из маленького, но очень читающего города Чернушка:
Вы книгу написали. Чему вас научило это произведение?

Анастасия Строкина
автор книги «Кит плывет на север»

Из самых запоминающихся:

В каком ТЫ классе и кто помог написать книгу? 
После школы ты навсегда в выпускном классе. В таком деле, как книга, всегда есть помощник, но он – секретный!

Правда ли, что мертвые, как живые, живут под землей?
Они живут так, что над головой у них не земля, но и под ногами тоже не земля.

Девочка, 7 лет:
​- Вы верите в вечную любовь?
Только так!

На необитаемом острове нужны книги?
Не уверена, но вот книге очень может понадобиться какой-нибудь необитаемый или обитаемый остров!

Елена Ракитина
автор книг «Похититель домофонов», «Серёжик», «Приключения новогодних игрушек» и других

Периодически спрашивают, видела ли я привидение. Взрослые находят эту тему странной и ненужной. Говорят: «Ну что за чепуху ты спросил!».

На вопросы детей я всегда отвечаю максимально честно. Я видела привидение. Оно сидело в кресле нашей однокомнатной квартиры. У него был длинный нос, оно было абсолютно черным, положило руки на подлокотники и закинуло ногу на ногу. Дело было ночью. Мама сказала, что в кресле пусто, но чтобы меня успокоить, позвала к себе. Чтобы пройти к ней, надо было переступить через ноги этого страшного привидения. Что я и сделала в свои восемь лет. Выглядывая из-за маминого плеча, я продолжала его видеть. Мне странно, что мама не включила свет, чтобы меня переубедить.

После этого рассказа взрослые сразу заявляют: «Привидений, дети, все-таки не бывает!» И тогда мне приходится напомнить им, что как хотите, но я его видела (смеется). Правда, один раз.

Ася Кравченко
автор книг «Куда бежишь?», «Перелетные дети» и других

Разговор был про собак. У кого какие были собаки, какой породы, сколько прожили. Меня спросили, общаюсь ли я с потомками моей собаки.

И еще запомнилось:
— Почему в сказках, да и вообще почти во всех историях отрицательные герои – баба Яга, Кощей и прочие злодеи в конце всегда должны быть наказаны? Неужели нельзя сделать так, чтобы они жили гармонично в своем мире, а мы – в своем? И чтобы никто никому не мешал.

Фото rosman.ru
Наталья Щерба
автор серий «Часодеи», «Лунастры», «Чародол» и других

Я заметила, что девочки чаще всего задают эмоциональные вопросы: почему герой поступил так, а не иначе? Любят пожалеть «плохих» героев.

Мальчики озадачивают техническими вопросами: с какой скоростью летают часовщики, как происходит переход через зеркало, можно ли остановить время в реальных условиях (и ждут подробного ответа).

Потом ребята переходят к темам посложнее — Время, смысл жизни, взросление, общение со взрослыми, выбор между простым и правильным.

Я и сама задаю читателям вопросы, которые позволяют мне лучше узнать их, понять, почувствовать. Одна девочка сказала: «Как здорово, что есть взрослый, с которым можно всерьез обсудить Гарри Поттера!» Тогда я задумалась, как часто мы говорим с детьми о книгах, которые их интересуют?

Что касается конкретных вопросов, хорошо помню два случая. Меня очень удивил вопрос одной девочки, Кати: «Когда вы стали взрослой, вам не перестали сниться цветные сны?». В этом вопросе ведь очень многое прозвучало, и в первую очередь – недоверие к нам, взрослым: можем ли мы и дальше, как дети, видеть мир цветным и ярким? А может, и страх, что повзрослев, они, дети, потеряют свое цветное видение мира.

А самый смешной вопрос я услышала от двенадцатилетнего мальчика. Он спросил, как ему стать модным писателем. Именно модным. «Может, сначала ты станешь просто писателем? – предложила я. — Писательству, как и любой профессии, нужно долго и упорно учиться, постоянно совершенствоваться». Помню, он тогда очень расстроился.

Напоследок расскажу об одной интересной традиции, которую мы с ребятами начали несколько лет назад: они пишут мне настоящие бумажные письма, где задают самые важные вопросы. В социальных сетях ребята задают тысячи вопросов, ответить на все просто невозможно. Поэтому и родилась такая идея.

В результате я вдруг получила сотни маленьких личных историй, невероятно искренних, душевных. Меня очень радует, что большинство историй о дружбе – благодаря книге ребята приходят в книжные группы, знакомятся с другими читателями, заводят настоящих друзей, рисуют, создают поделки, сами пробуют писать. Это здорово, что книга объединяет, побуждает к творчеству.

Я собираю письма в течение года и отвечаю так, чтобы письмо пришло под елку, ведь наша переписка — тоже волшебство, и самое настоящее.