Интервью

Ксения Барышева: “В школе нужно принимать то мнение, которое дает учитель, а для своего мнения есть Папмамбук”

12-летняя Ксения Барышева — победитель I сезона конкурса «Книжный эксперт XXI века», член детской редакции сайта «Папмамбук» и обладатель титула «Профессионал книжной журналистики». Я поговорила с Ксенией о том, как написать хорошую рецензию, о ее отношении к школьной программе и возрастным маркировкам, а также о чувстве взрослости, от которого иногда хочется убежать в детскую книжку.

28 мая в Российской государственной детской библиотеке состоялась церемония награждения победителей III сезона конкурса «Книжный эксперт XXI века», который проводит сайт для тех, кто читает детям «Папмамбук». Авторы лучших эссе получили подарочные сертификаты от книжного магазина «Лабиринт», книжные подарки от писателей и членов жюри, а главное — приглашение стать членами детской редакции сайта.

Особой награды «Профессионал книжной журналистики» удостоилась Ксения Барышева из Ярославля. В течение 2015-2016 учебного года Ксения написала для «Папмамбука» 25 эссе. По словам главного редактора сайта Марины Аромштам, тексты Ксении собирают не меньшее, а иногда и большее количество «лайков», чем статьи взрослых авторов.

– Ксюша, расскажи, пожалуйста, как ты стала читателем?
– Наверное, было бы удивительно, если бы я читателем не стала. В моей семье читают все: дедушка, бабушка, мама, тетя. Много читает моя крестная. Насколько я помню себя маленькой, мне читали всегда, я даже спать не ложилась, пока мне не почитают. Позже меня стали учить читать. Сначала мне это страшно не нравилось, но со временем чтение вошло в привычку, стало ежедневным занятием, как утренняя зарядка. Правда, я до сих пор люблю, когда мне читают вслух. И до сих пор не могу уснуть, пока не прочитаю что-нибудь новое.

– С какой книги началась твоя любовь к чтению?

– Наверное, первой книгой, которая меня поразила, была книга Юрия Олеши «Три толстяка». Она создавала какой-то совершенно особый мир, где трава бывает зеленее, чем бутылочное стекло. И тогда я поняла, что писатель — это немножко волшебник, который может превращать обыкновенные вещи в нечто загадочное. Мне стало интересно, как это происходит.
– Теперь ты профессиональный читатель и регулярно пишешь эссе для сайта Папмамбук. Что тебя привлекает в книжной журналистике?
– Меня привлекает возможность знакомиться с новыми авторами, открывать для себя новые произведения и рассказывать о них другим. Не секрет, что в книжных магазинах провинциальных городов, даже таких не самых маленьких как Ярославль, очень ограниченный выбор современной литературы. Основная масса полок в детском отделе заполнена произведениями классической детской литературы и сериями, рассчитанными на массового читателя. Моя бабушка живет в маленьком городке под Ярославлем с населением всего около 30 тысяч человек. Там вообще нет книжного магазина, только ларек при вокзале, где можно найти только детективы и любовные романы. О многих авторах и произведениях, о которых мы рассказываем на сайте, мои друзья и их родители не слышали ровным счетом ничего. Многие мои друзья после того, как прочитали на сайте наши эссе о книгах, захотели эти книги прочитать и начали их разыскивать. И эти книги стоят того.

– Какой должна быть книга, чтобы тебе захотелось о ней написать?

– Книга должна поражать. У нее должен быть либо захватывающий сюжет, как в книге Тимоте де Фомбеля «Ванго. Между небом и землей», либо неоднозначный персонаж со сложным характером, в мотивах поступков которого хочется разобраться, как, например, Селестина в книге Сесилии Ахерн «Клеймо». Правда, иногда в книге может не быть ни того, ни другого, как, например, в книге Евгения Рудашевского «Здравствуй, брат мой Бзоу!», но она берет за душу и не отпускает. Почему так происходит, я не знаю. Наверное, в этом заключается особая магия слова.

– Как написать хорошее эссе по книге? Какие рекомендации ты могла бы дать будущим участникам конкурса «Книжный эксперт XXI века»?

– В эссе я стараюсь рассказать, что, по моему мнению, хотел сказать автор, какую мысль он хотел передать читателю, какие чувства вызвать, и какие мысли и чувства возникли у меня при прочтении, почему именно эта книга меня «зацепила». Размышляя над тем, почему тот или иной герой в книге поступил именно так, ты одновременно решаешь этот вопрос для себя, примеряешь на себя те обстоятельства, в которых он оказался. А самое главное, когда пишешь эссе, нужно быть честным с самим собой, писать только о том, что тебе на самом деле понравилось или не понравилось, иначе лукавство, «вымученность» все равно проявится в тексте. Лично мне больше нравятся, может быть, и не очень искусно сделанные, но очень искренние эссе, когда из каждого слова бьет фонтан тех эмоций, которые хотел передать автор.
– А как ты относишься к школьным урокам литературы?
– На уроках бывает скучно, потому что обычно задают что-то выучить. Самое страшное — это биографии писателей. Однажды от преподавателя литературы, правда, не из нашей школы, я услышала поразившую меня фразу: «И тогда я занялась Толстым. Я нашла 90 неизвестных фактов в его биографии». Разве живой человек позволил бы кому-то постороннему копаться в своей биографии и выявлять там какие-то новые факты? И еще на школьных уроках литературы нужно принимать то мнение о произведении, которое дает учитель. А свое мнение… Для своего мнения есть Папмамбук.

– Как бы ты изменила школьную программу? Что бы ты убрала или добавила?

– Я считаю, что классическую литературу изучать необходимо. Без классической русской литературы невозможно понять, как жили те поколения, которые были до нас, ведь именно эта литература влияла на сознание нескольких поколений читателей, на ней вырастали поколения новых авторов. Никто из современных авторов не взялся из ниоткуда. Но я бы добавила в программу произведения современных авторов, потому что они пишут о тех проблемах, которые нам ближе и потому понятнее. Произведения современных авторов лично мне намного интереснее, потому что именно они помогают прожить те ситуации, с которыми ты постоянно сталкиваешься в повседневной жизни.

– Большинство произведений школьной программы адресовано взрослым, а не школьникам. Но ты, судя по твоим эссе на Папмамбуке, все-таки предпочитаешь подростковые книги взрослой литературе. 

– Подростковые книги помогают понять себя и окружающих — почему мы поступаем так или иначе в разных ситуациях. А взрослые книги порой слишком… взрослые. В них такие проблемы, до которых еще нужно дожить. Например, проблемы богатых и бедных.

– Что из прочитанного в этом году по школьной программе тебе запомнилось?

«Выстрел» Пушкина. Меня заинтересовал противоречивый характер Сильвио, своевольного, сильного, загадочного человека, положившего свою жизнь на ожидание мести.

– А не по программе?

– Трудно сказать. Я очень много всего прочитала за этот год. Наверное, «Здравствуй, брат мой Бзоу!» Евгения Рудашевского и «Ванго. Между небом и землей» Тимоте де Фомбеля. Меня поразила недавно прочитанная книга «Разговаривая с врагом» Скотта Атрана, но это не художественное произведение, а серьезное социологическое исследование о том, почему люди становятся террористами.

– В нашей стране действует закон «о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», который обязывает издателей ставить на книги возрастные маркировки. Если в детской или подростковой книге есть, например, наркотики, самоубийство или сцены насилия, детям ее читать не рекомендуется. Как ты считаешь, нужна ли такая маркировка?

– Думаю, что таких ограничений — нельзя читать, и все! — быть не должно. Каждый должен решать сам, и я вряд ли буду ориентироваться на маркировку. Ведь в книгах внимание заостряется не на самом насилии, наркотиках и так далее, а на том, почему такие проблемы возникают. А тот, кто хочет найти запрещенную информацию, найдет ее в любом другом месте, было бы желание.

– Какие книги ты перечитываешь? 

– Детские. Недавно перечитала с младшей сестрой Аней «Ивана-царевича и Серого волка». Иногда хочется вернуться в детство, снять с себя это чувство взрослости.

– Чувство взрослости в том смысле, что в свои 12 лет ты уже пишешь эссе на серьезные темы для интернет-издания о книгах? Или ты говоришь о взрослении в целом?

– Я говорю и о том, и о другом. В детстве, если оно, конечно, было счастливым, чувствуешь себя защищенным, веришь в счастливый финал, ведь Серый волк всегда доставлял живую воду к назначенному сроку. Наверное, сейчас мне этого чувства немного не хватает. Чем старше я становлюсь, тем больше, мне кажется, возникает проблем, которые невозможно разрешить. Я не могу протянуть одеяло девочке со спичками, не могу сделать промывание желудка Констанции Бонасье. А так хочется, чтобы истории всегда заканчивались хорошо.