Обзор

Почему английская детская литература лучше американской

Недавно The Atlantic опубликовал статью Колин Гиллард «Harry Potter vs. Huckleberry Finn: Why the British Tell Better Children’s Stories Than Americans». Я решила пересказать её и вместе с читателями моего блога разобраться, в чем принципиальные различия английской и американской детской литературы и почему дети предпочитают фэнтези реализму.

“Давайте сравним британского Гарри Поттера и американского Гекльберри Финна. Сирота Гарри учится на волшебника в школе в старинном замке, беспризорник Гек Финн путешествует на плоту по реке Миссисипи. Гарри вступает в схватку с василиском, дементорами и главным злодеем Волан-де-Мортом. Геку на пути встречаются воры, проходимцы и торговцы людьми. Оба героя занимают важное место в англоязычной литературе, оба сталкиваются со злом и пытаются исправить несовершенство мира, но их истории написаны совершенно по-разному.

Великобритания — кузница детских бестселлеров. Вспомните «Алису в Стране чудес», «Винни-Пуха», «Питера Пэна», «Хоббита», «Чарли и шоколадную фабрику», «Хроники Нарнии». Заметим, что все главные детские книги англичан – это сказки, или, как теперь говорят, фэнтези.

В американских детских книгах места магии почти нет, но они также входят в золотой фонд мировой литературы и ценятся именно за реалистическое изображение повседневной жизни, со всем многообразием её проблем: «Приключения Тома Сойера», «Маленькие женщины», «Паутина Шарлотты», «Маленький домик в Больших лесах», «Хижина дяди Тома».

Фото picturesofengland.com
Природа и пейзажи не могли не повлиять на литературу: волшебство очень органично смотрится в английских замках, лесах и поместьях, и мы без труда верим в говорящих кроликов Беатрис Поттер и существование Хогвартса, где учатся герои Джоан Роулинг.

На суровых американских просторах не водятся драконы и привидения. Здесь появляются такие  персонажи, как осел из книги “Брайти из Гранд Каньона”, бостонский полицейский из “Дорогу утятам!”, а также семья, живущая на Среднем Западе из книги “Сара, высокая и простая” Патриции Маклахлан.

Английская литература охотно обращается к теме принцев и принцесс, знати, избранных. Американцы стремятся уйти от аристократизма и рассказывают о жизни простых людей, которые «сделали себя сами».

Фото photo.piхasa.net
Разница видна и в традиции семейного чтения: английские дети проводили вечера у камина, слушая волшебные истории о феях, рыцарях и заколдованных мечах; американским детям чаще рассказывали поучительные истории о тяготах жизни, важности труда и послушания. Особое место в этих рассказах занимали христианские ценности.

Англичане всегда бережно относились к своему фольклору. В конце концов, история Великобритании начинается с легенды о мальчике, будущем короле Артуре, которого воспитывает старый волшебник Мерлин. Даже после христианизации Европы языческие верования сохранялись на Британских островах гораздо дольше, чем на материке. Многие сельские жители и в XX веке были убеждены, что можно ненароком угодить в волшебный мир. На этой вере построены «Гарри Поттер», «Хроники Нарнии», «Северное сияние», «Питер Пэн» и многие другие английские сказки.

Американское общество, основанное на пуританских ценностях, отвергало подобные взгляды англичан и всячески сопротивлялось любому языческому влиянию. Поэтому современная американская культура так мало унаследовала от богатого индейского фольклора и мифологии завезенных в Новый свет африканцев. На ум приходят разве что «Сказки дядюшки Римуса» и сборники индейских легенд.

Христианская мораль, напротив, имела большое влияние на детскую литературу США. Вспомните неунывающую «Поллианну», которая смиренно принимает неудачи и даже пытается найти в них что-то положительное. «Маленькие женщины» преподносят похожий урок о необходимости достойно пройти через все испытания, а в «Маленьком домике в Больших лесах» во главу угла ставится послушание и соблюдение правил.

Морис Сендак, иллюстрация из книги “Где живут чудовища”
«Все американские истории уходят корнями в реализм, даже если это фэнтези. Вспомните, как Дороти разоблачает Волшебника страны Оз», — отмечает профессор детской литературы Государственного университета Сан Диего Джерри Грисволд.

Сказки американских авторов часто имеют нравоучительную функцию. К примеру, Макс из книжки-картинки Мориса Сендака «Где живут чудовища», хоть и устраивает шурум-бурум и сбегает в страну страхобразов, в конце концов все-таки успокаивается, становится послушным и возвращается домой.

У каждого из этих подходов есть свои достоинства, но подход англичан, похоже, нравится детям больше, потому что приближен к тому, что рисует детское воображение.  
В английских сказках «морализаторства» почти нет, и поэтому они так нравятся детям. Современные герои, как и герои старинных сказок, добиваются своего хитростью и смекалкой: например, Бильбо Бэггинс соглашается сыграть с Голлумом в загадки и побеждает, а мышонок из книжки «Груффало» выдумывает страшное чудище, чтобы его не съели сова и лиса. По словам профессора Грисволда, такие герои особенно любимы детьми в силу естественного детского желания озорничать и нарушать навязанные взрослыми правила.

В своей книге «Что чувствует ребенок: о детстве и детской литературе» (Feeling Like a Kid: Childhood and Children’s Literature) Грисволд выделяет пять сюжетных элементов, перед которыми ребенок не может устоять: уютное местечко, маленький мир, страшный злодей, полет и говорящие животные и игрушки.

«Дети справляются со своими проблемами, придумывая волшебные миры, ведь с помощью волшебства можно преодолеть любые трудности. Фантазирование — это не просто развлечение, это способ осознания своих чувств и страхов. Как и сновидения, фантазии — это, по сути, биологическая функция, потребность организма».
Таким образом, если верить психологам, сказки и фэнтези играют значительную роль в процессе развития ребенка. Именно волшебные истории помогают детям понимать и преодолевать свои страхи, среди которых и такие серьезные, как одиночество и смерть.

Сегодня есть много причин, которые заставляют нас искать утешения в фантазиях — появляются новые угрозы, такие как террористические акты, изменение климата, проблемы экологии. Американские писатели все чаще обращаются к фантастике, в особенности к мрачному жанру антиутопии («Дающий», «Голодные игры», «Дивергент», «Бегущий в лабиринте»). Эти истории впитывают наши страхи — герои пытаются выжить после апокалипсиса, избавиться от вживленных в тело компьютерных чипов, от ощущения чрезмерного контроля и жизни у всех на виду, которое волей-неволей порождают социальные сети. И такие романы нужны, ведь если сказки помогают детям бороться со своими страхами, то антиутопии могут подготовить их к тем угрозам, которые скоро станут реальностью”.